?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Молодежная поэзия Омска. Звучит довольно забавно. Особенно, если принять во внимание, что до 1997 года и после 2001-го ничего стоящего в этой «молодежной поэзии» практически не возникало. Ну так, пара новых интересных подборок. Но!  До сих пор не появилось новой Шелленберг, Румянцева или Серебренникова. Никого, хотя бы немного напоминающего по сути или силе письма! Может быть прав был Дима Соснов, когда однажды, лет 11 назад сказал мне, что талантливые поэты появляются в Омске через определенные интервалы. Только что-то уж затянулся этот «интервал», ребята…

 … Помню как-то мы активом Другой Земли шли с очередной «вылазки» в оппозиционный (коммунистический) союз писателей – СПР – куда мы ходили с целью «примирения двух писательских союзов» (разве можно сейчас представить подобную ситуацию в поэзии?! Сейчас просто физически не существует таких молодых поэтов, способных придти – да ладно, - хотя бы подумать о необходимости единства всех писательских объединений! Ведь по сути все годы существования Другой Земли мы занимались прежде всего объединением пишущих: еженедельно устраивали публичные чтения, приглашали творческую молодёжь к себе, проводили невероятное количество фестивалей (на одном из них участвовало более 15 поэтических движений и, что характерно, все были необычайно зрелыми и со сложившейся «миссией»! сейчас же в городе не видно ни одного сколь-нибудь значимого, видны лишь некоторые лидеры, которые, кстати, были и в то время), издавали сборники, вели пропаганду творчества и единения и вот – ходили в СПР на ЛитО чтобы читать свои стихи, разговаривать, дружить… боже, это так умиляет спустя 10 лет! Но я отвлёкся…) – мы шли с «вылазки» в СПР: я, Дима Румянцев, Вероника Шелленберг, Женя Серебренников, по-моему Катя Сычёва и только что появившийся в тусовке молодой Юлик Макаров, очередной фаворит Вероники. Мы отстали от моих друзей с Юликом, и он, схватив меня за локоть, сказал: «Хотел тебе сказать – у тебя клёвые стихи».
 

Я запомнил эти слова. И дело не в том, что похвальбы от маститых поэтов или моих читателей не сравнятся с этой простотой «пацанской» оценки Юлика. Я тогда был зампредседателя Другой Земли, печатался в куче сборников и газет, участвовал в фестивалях и даже был приглашён на какой-то московский съезд молодых поэтов. Юлик – был немного замороченным студентом-первокуром с филфака, страдающим от переизбытка женского внимания. Никакой политики, желания «объединять творческих людей, единомышленников» в его сознании не было и в помине. Но! На тот момент мы были, пожалуй, наиболее близки в поэзии – два единственных «альтернативщика» в стане талантливых поэтов. Юлик чуть позже стал писать «интеллектуальный эзотерический рэп» и даже читать его в «закрытом VIP-клубе» в одном из подвалов города. А я чуть позже перестал писать «интеллектуальный эзотерический сюр и авангард» (Марина Безденежных очень метко назвала мои стихи тогда поэзией «для подготовленного читателя»). Так что на тот момент мы – два абсолютно разных поэта и человека – были по случайности самыми «близкими по духу и поэтике».

Однако немного избалованный и неидеологический Юлик после сердечных потрясений через пару лет перестал писать вообще (стихи), а ещё через 5-6 лет устроился ненадолго редакторствовать в псевдо-эротический омский журнал (звучит то как! Правда, 16 лет назад уже была предпринята подобная попытка в нашем славном городе – вышло несколько номеров мужского журнала эротической направленности, но 16 лет – большой промежуток, сменились нравы, мода, поколения… и вряд ли в лучшую сторону). Я же только подходил к пику моей активности – поэтической и общественной. Через год, вернувшись с московского международного поэтического фестиваля (который организовала некая Н. Комарова, известная ранее альтернативщикам и представителям андеграунда как московская тусовщица Комета, которой не давали покоя лавры Маргариты Пушкиной), я создал «ПС». К тому времени "Другой Земли" уже практически не существовало.

К тому времени «аполитичные» борцы-революционеры, прежде считавшие вступление в какой бы то ни было «профессиональный» союз писателей самым глупым делом, Женя Серебренников и Вероника Шелленберг уже получили корочки «любимого» СРП. Близок к этому был и Дима Румянцев, не видевший более достойных перспектив. Да, кстати, Вероника тогда наконец-то задумалась о литературной базе, которой у неё, в отличие от всех остальных, не было вообще (помнится, на одной из первых встреч с Серебренниковым и Сычёвой я называл Шелленберг самой необразованной поэтессой, которая впервые слово «семантика» услышала от меня во время интервью для моей радиопрограммы!), и поступила в ЛитИнститут им. Горького (и сейчас она сама кого хочешь лингвистическими терминами заговорит. к тому же - ведь уже считай омский мэтр, ведет семинары по всей Сибири и редактирует кучу сборников! чего-чего, а активности Шелленберг всегда было не занимать).

Что до остальных «другоземельцев», то Сычёва переключилась на свою профессию лингвиста-переводчика, сосредоточившись на любимой поэтессе Эмили Дикенсон – поэзию которой она внесла в Другую Землю и «заставила» полюбить – а позже, переехав в Петербург, защитив кандидатскую и родив ребёнка, и вовсе перестала писать. Видимо, сказался отрыв от «другоземельной среды», этого полуреального-полумагического образования, в котором резонировали действительно талантливые Личности, разные, равные и дополняющие друг друга. Да и все мы, оказавшись вне Другой Земли словно лишились «почвы» под ногами. Женя вдруг стал истым теологом и позже даже бросил теофак чтобы работать звонарём в церкви. Несколько лет кроме меня и Лейфера его никто не видел вообще. Авласович ушла «к Богу» ещё раньше, когда "Другая Земля" доживала свой последний год. Окса – Оксана Бережная – тоже родила ребёнка, а до этого несколько лет проработала криминальным журналистом, что отбило у неё желание и умение писать стихи подчистую.

Из продругоземельной молодёжи – а надо сказать, что почти все подающие виды молодые поэты шли – и оставались! – в Другую Землю, даже выходцы из-под крыла Марины Безденежных и Татьяны Четвериковой (того самого, оппозиционного Союза) – Дима Соснов, Серёга Крих, Юра Трофимов переметнулись к нам. Правда, мой замечательный оппонент Крих - ненадолго. Как только Другая Земля распалась, мой дуэлянт вновь вернулся под крыло СПР. Его тут же начали продвигать по линии Союза (впрочем, как и Трофимова). Но амбициозный и не особо талантливый казахский немец Крих, решив, что заслуги в этом исключительно его личные, как будто бы переродился. Он попробовал вести уже распадавшееся ЛитО в ОмГУ, редакторствовать в универском литературном журнале, но и то, и другое вышло у него прескверно, и даже сам Крих, мне кажется, понял это. Но было уже поздно.

Трофимов ушёл в науку – как-никак историк, - стал популярным специалистом в краеведческом музее, женился – воистину человек, нашедший своё место в жизни! Таким счастливым я Юрку не видел никогда прежде. Правда, стихи он бросил писать окончательно. А жаль. В отличие от брутально-деревенских сыроватых и сероватых стихов Криха, которые казались цельными лишь в его собственном прочтении – голос и интонационный напор у Серёги дай бог! – стихи Трофимова были единственной принятой официально альтернативой! Хотя никто из СПР и СРП не понимал его поэтики, Четверикова и Безденежных каким-то невероятным образом увидели в нём потенциал и схватились за Юрку в 4 руки. Возможно, дело в том, что Юра был далёк от эзотеризма, которым баловались многие молодые поэты, в числе которых были я, Румянцев, Серебренников, Макаров и почти все остальные «другоземельцы». Юрка писал заумь, некое трофимовской обэриутство. Эти все его волшебные «захлебнулись от ласки псы», «красивей тебя нету» и прочее…

Серёга Гудалов – поэт-медик – ему бы родиться в Германии лет 100 назад – возможно тогда его простуженная депрессивная меланхолия не воспринималась бы таким диссонансом. Серёга несколько раз ездил туда, на родину своих предков, пару раз женился и стал работать врачом. И пить как врач. После премии Достоевского, полученной им лет 5 назад, Гудалов исчез из литературной тусовки окончательно. (Правда, на днях мы общались по телефону, и Серега заявил, что еще редко - но пишет...)

Были ещё и другие – много других! Полинка Барбашова, считавшая меня «своим поэтическим духовником» и выпустившая книжечку стихов только для того, чтобы доказать мне, что она – вопреки моему первоначальному мнению – сильный поэт. Доказала почти. Но писать перестала. Ваня Денисенко, с которым нас больше связывала любовь к кулачному бою – мы вместе тренировались у «легендарного» казака Андрея Каримова, - нежели стихи. Да он и сам не относился к поэзии особенно серьёзно, делая ставку на журналистику. Правда, недавно его вызвали из Петербурга, где он теперь работает – и весьма успешно – журналистом, чтобы вручить премию Достоевского (может быть дело не в поэтическом сборнике, а в прозе - у Вани были неплохие рассказы, но я не знаю за какую книжку его премировали). Неисповедимы пути Его…

Лариса Телятникова и Дима Соломенский фигуры в Другой Земле скорее номинальные. Первая ушла в профессию и до сих пор с успехом работает в музее изобразительных искусств. Второй уехал в родное Приморье. Оба оставили в литературном Омске по нескольку публикаций в другоземельных сборниках, по одной книжечке стихов и добрые ностальгические воспоминания.

Через Другую Землю прошли и лидеры других ЛитО – Дима Соснов, Виктор Миранчук, Слава Суриков (последний, правда, не выдержал шквальной критики своих стихов на обсуждении Другой Земли и больше в клубе не появлялся; но в дальнейшем нередко общался с нами как журналист, и, кстати своеобразно отомстил за обиду, выпустив в омском Интернете псевдоисторический очерк о литературной жизни города, где намеренно, но большей частью по незнанию, поперепутал фамилии, имена, названия ЛитО, годы, фестивали – в общем, внёс посильный вклад в существовавший тогда информационный хаос).

Была ещё Октябрина, милая девочка из Педа с наивно-красивым взглядом на мир. С ней у меня связан один забавный эпизод. Как-то барды и "Другая Земля" договорились о совместном фестивале. И была объявлена поэтическая номинация. Должны были придти все «другоземельцы» и кто-то ещё. А пришли лишь двое – я и Октябрина... Тот фест запомнился ещё и потрясающей встречей – я познакомился с современным аэдом Шухратом Хусаиновым… А Октябрина, одна из немногих кто писал все эти годы, в 2007 году даже выпустила свою книжечку стихов для детей.


Для справки. В Омске два союза писателей: СРП ("демократы") и СПР (" коммунисты"). Клуб "Другая Земля" - литературное молодежное объединение, созданное на базе СРП в 1997 году (председатель Женя Серебренников, зам председателя - Кинес Кизиитов). И просуществовавшее до 2001 года. О деятельности "Другой Земли" читай также в других статьях этого блога. (см. Tags)

Для протоколу. С невероятной ностальгией и любовью помню этот "литошный" период своей жизни. Если бы существовала машина времени, то, пожалуй, одним из первых мест, которые я бы посетил, была бы "Другая Земля". Женя С, Катя С, Димка Р, Юрка Т, Серега Г, Вероника Ш, Светка А, и все другие - прекрасные и гениальные, спасибо вам за эту пору! И за свет.


(с) Профессор Патефон

 

Comments

( 13 комментариев — Оставить комментарий )
natashablacky
25 дек, 2008 21:56 (UTC)
поэт = динозавр?
profesorpatefon
26 дек, 2008 07:09 (UTC)
Возможно, Наташа. По крайней мере, иногда проскакивает такая мысль. Понятное дело, что сейчас не 60-е, когда поэты собирали стадионы. Но. Сегодня поэты не собирают даже школьные комнатки. У Другой Земли получилось в течение 4 лет держать на пульсе поэзии всю интересующуюся молодежь города. Но и то - через год после ее закрытия все стихло - позакрывались другие Лито, исчезли публичные чтения как класс. А еще через 7 лет, сегодня, есть только союзы писателей и парочка малочисленных университетских лито, под их же крылышками. Никакой альтернативы. Никакой силы. Никаких открытий новых земель... Или Колумб открыл уже все америки, или просто наши суда слишком тихоходны.
natashablacky
26 дек, 2008 13:29 (UTC)
Vo vsem vinovato zasilie kapitalizma.
U nas v israile vobshe vsya kultura v zagone, ne tolko poeziya.
Narodu iskusstvo ne nuzhno, emu nuzhni dengi.Tvorcheskii chelovek vizivaet nasmeshku i zhalost.
Esli tebya sprosyat kto ti, a ti otvetish poet ili hudozhnik, to sleduyushii vipros budet: "Da net, kem ti rabotaesh?" To est kak ti zarabativaesh na zhizn.
profesorpatefon
26 дек, 2008 17:05 (UTC)
нуу, так было всегда и везде... к сожалению, там было, есть и будет, Наташ...
natashablacky
26 дек, 2008 20:24 (UTC)
no soglasis, chto pri sozializme bilo chut poluche, po krainei mere bili ideali, kotorie dvigali soznaniem mass i eto bilo zdorovo!
profesorpatefon
27 дек, 2008 10:17 (UTC)
думаю, что это верно лишь отчасти. потому, что было "лучше" только ПРИЗНАННЫМ и причем ОФИЦИАЛЬНО признанным творческим личностям. среди наших авторов, читателей и друзей лишь процентов 5 были бы признаны официальной культурой "при социализме". остальных бы клеймили (собственно говоря, большинство действительно клеймили) разными терминами с отрицательной окраской. таким людям было всегда нелегко.
а с переориентацией страны на европейский лад, все эти "неформатные" творцы получили возможность самим выбирать свою судьбу. так что...
uo_xo_xo
26 дек, 2008 09:05 (UTC)
Ах, спасибо, радостно вспомнить боевую молодость!
Катя С.
profesorpatefon
26 дек, 2008 17:07 (UTC)
боевую? :) да, эпизод описан боевой )) но я мало написал о нашей "молодости". напишу еще. и тебе спасибо - за все. за поэтические вечера у тебя/вас/вероники дома, за дикенсон и просто - за стихи...
(Удалённый комментарий)
profesorpatefon
15 янв, 2009 22:46 (UTC)
Спасибо за такой хороший отзыв! В то время, когда мы активно проводили фестивали, общались с сотнями юных поэтов, обратная связь была постоянной. Тем более приятно получить ее через 10 лет!
Насчет "смерти русской поэзии". Мы всегда в "Другой Земле" спорили об "актуальности" стихов. Катя, Женя, Вероника и еще периодически примыкавшие к ним разные люди убеждали меня, что их старые стихи - не актуальны, и стихами считаться не могут. А я говорил, что если стихотворение так привязано к какому-то времени автора - оно уже и не стихотворение. Т.е. поэзия должна отражать время, но не быть локально-актуальной. Я говорил ребятам: стихи должны читаться, вне зависимости от того, кажутся они вам "ранними и не актуальными" или "крутыми и свежими". Твой пост уверил меня в правильности этой теории - настоящие стихи переживают время.
Какая бы сейчас не была популярная и крутая Вероника, ее стихи 98-99-го года - на мой взгляд, лучшее. Эти "пошли трамваи в шесть утра"... А Женя Серебренников, написавший, пожалуй, меньше всех по количеству, создал реальный хит-парад из собственных стихов: Гильотина, Не ждите принцев и пр.!! Румянцев - пусть и налился силой сейчас, его первые искренние Лорелляи и Икары были чисты и мощны. И сейчас остаются такими же.
(Удалённый комментарий)
profesorpatefon
6 фев, 2009 04:55 (UTC)
Дорогая Настя, я вроде бы тоже причастен к Другой Земле, если ты не в курсе. Я был ее зампредседателя и активным участником. Собственно, нас было пятеро - Женя Серебренников, Катя Сычева, Вероника Шелленберг, Дима Румянцев и я, это был основной костяк Другой Земли с 1998 по 2001 годы, т.е., практически всю ее жизнь без перинатального периода (там еще в костяк входили вышеупомянутые люди, которые по разным причинам перестали писать или уехали из Омска). Мы вместе печатались, устраивали фестивали, литконкурсы, выступали и вели всю ту деятельность, о которой я написал в своем посте. Поэтому я прекрасно знаю, что стихи "другоземельцев" - то есть наши - и опубликованы на куче сайтов, и опубликованы в куче сборников, и "читаются взахлёб" - пусть это и не скромно - представителями разных возрастных групп и конфесий. Если бы этого не было, я бы не писал о Другой Земле, да и ее бы тоже не было. Потому что мы делали это не просто так.
Про фразу "старые стихи не актуальны" - ты ее поняла ровно наоборот. Я как раз доказывал ребятам, что они актуальны, должны быть актуальны. А они привязывали свои стихи к переживаниям "молодости" и открещивались от них. Я ЗА их актуальность. Именно это и доказывает то, о чем ты говорила - что эти стихи до сих пор читаются. И будут читаться.
Про Женю Серебренникова - так это вовсе другая тема. Женя был исследователем, и часть его стихов - это исследования на тему разных стилей, причем он стебался над этими стилями. Он целенаправленно писал всякую постмодернистскую чушь, она его очень забавляла. Поэтому если говорить о литературоведении, то тут надо отделять мух от котлет. Я назвал настоящие произведения его, ставшие "хитами".
Вероника - о, поверь мне, не было розовых очков у Вероники, когда она, мать двоих детей в возрасте почти под 30 начала писать стихи. Просто она тогда ничего о них не знала, и вся ее мощь находила выход без всяких рамок и ограничений. Она отдавалась ей вся. А потом, закончив Литинститут, она стала более профессионально подходить к творчеству. Т.е. ограничиваться некими рамками, поэтому я и ценю те, прежние стихи ее больше. И дело не в том, что они искреннее - эти тоже наверняка не от скуки пишутся. И они нисколько не стали менее "светлыми", а мир в них менее "прекрасным" - в том то и сила Вероники, что она имеет чёткое видение мира, сложившуюся картину, и мир этот не меняется - меняется сама Вероника.
(Удалённый комментарий)
profesorpatefon
6 фев, 2009 05:38 (UTC)
Обращайся, если будут вопросы по "Другой Земле", с удовольствием отвечу! К тому же есть идея написать о Другой Земле более-менее значительный труд, так что мысли в этой теме могут пригодиться.
Про профессиональный подход ничего не буду говорить, так как об этом есть смысл разговаривать либо двум профессионалам, либо двум критикам, в остальных случаях верна фраза "о вкусах не спорят".
oktyabrinochka
26 янв, 2009 08:35 (UTC)
Интересный экскурс в историю. Приятно встретить знакомые имена.
Только позволь внести поправку - книжечку для детей я не выпускала. ))) Мои детские стихи печались в журнале "Поднять паруса!" и в "Складчине".
profesorpatefon
26 янв, 2009 12:26 (UTC)
Да? Значит я не так понял твои слова, когда ты мне писала в прошлом году, что вышла книжечка... Ну, это сути не меняет - не так важно где вышли стихи, важно, что они вышли! :)
( 13 комментариев — Оставить комментарий )